Наше знакомство с Антоном состоялось накануне моего освобождения с ДИК-89, где я многие годы нёс послушание старосты церковной тюремной общины во имя св вмц Анастасии Узорешительницы. Время моего пребывания в колонии близилось к концу, но мысли не могли устремиться вперёд – в будущее, на свободу, т.к. оставалась зияющая брешь, которую некем было заполнить – церковная община оставалась без старосты. Община, которая была создана по крупицам, выстраданная, приумноженная, собранная в единое стадо словесных овец Христовых – оставалась без головы. Совершенно без преувеличения. Ибо роль тюремного церковного старосты совершенно иная, чем роль церковного старосты на свободе, сводящаяся в основном к хозяйственно-бытовому попечению. В тюрьме, куда священник приходит гораздо реже, чем бы хотелось – в лучшем случае несколько раз в месяц – у людей гораздо больше вопросов, с которыми они идут в Церковь. И встречает, и выслушивает их, и, утешив, провожает, чтобы встретиться вновь и вновь, пока человек сам не прилепится к Богу и  должным образом не воцерковится – именно церковный староста, который находится в церкви с утра до вечера каждый день. Понятно, что когда счёт моего пребывания в колонии пошёл на дни, я не мог быть ничем обеспокоен более, чем вопросом – на кого оставить общину. Так сложилось, что сильные, устоявшиеся, воцерковленные ребята, способные вести за собой людей, освободились раньше меня, и в общине в основном оставались братья, которые сами нуждались в помощи, не говоря уже о том, чтобы вести за собою других. Вот тогда сама вмц Анастасия позаботилась о том, чтобы община и храм, освящённые во имя её, не остались без доброго попечения, и послала всем нам Антона. Брата Антония. Всё это я говорю совершенно серьёзно и без всякого пафоса, ибо отчаявшись в собственных силах, на коленях молил святую покровительницу не оставить церковь свою. И совершилось чудо – буквально за несколько дней накануне – из криворожской колонии №80 привезли заболевшего туберкулёзом Степаненко Антона. Человека церковного, грамотного, достойного во всех отношениях. Человека, ставшего впоследствии лучшим старостой церковной тюремной общины во имя св вмц Анастасии Узорешительницы. Приехав туда с зоны, где тоже был храм во имя всё той же всеми нами любимой покровительницы Анастасиюшки. И где Антоний исполнял послушание помощника старосты. Получилось, что святая Анастасия привела верного служителя своего из одного храма во имя свое в другой храм - быть старостой тюремной общины. Колония же 89 являлась (и является) зоной для заболевших туберкулёзом, куда свозят больных со всей Украины, не взирая на режимы и сроки. И именно поэтому тюремный храм во имя св вмц Анастасии Узорешительницы относится к больничному благочинию Днепропетровской епархии и окормляется больничным священником Константином Коротковым, о котором на нашем сайте в рубрике «фото и видео» есть небольшой фильм-интервью, сопровождённый множеством самых тёплых и благодарных комментариев его духовных чад, во множестве вышедших именно из тюремной общины.

Исповедник нашего времени 30.10.1979-15.08.2011
Исповедник нашего времени 30.10.1979-15.08.2011
Исповедник нашего времени 30.10.1979-15.08.2011

         Возвращаясь к теме, скажу, что за время своего пребывания старостой церкви, Антоний расширил приход, обустроил храм, приукрасил, сделал ремонт, снабдил необходимой утварью и литературой, а самое главное – своей проповедью и личным примером – привёл ко Христу многих и многих… Шло время… Мы с о. Константином, другими священниками больничного благочиния, братьями Валентином Дорощуком, Колей Купчинским и многими другими продолжали навещать родной храм, уже больше в качестве хора, сослужа Литургию, а также общаясь, размышляя с братьями о будущей жизни… Антон как-то особенно органично врос в Тело Христово, коим являлась тюремная церковь, став не только живой Его клеточкой, но чаще – уже и душой, и рассудком, и образом для подражания. Здоровье же брата Антона становилось всё хуже и хуже… прогрессировал туберкулёз, войдя уже в такую его фазу, когда действие лекарств пользы не приносило. Но даже будучи тяжелобольным, с неспадающей температурой под сорок, он продолжал неприметно нести свой крест – не жалуясь, не ропща, не негодуя… Потихоньку обучая людей церковному чтению, пению, служению… Готовя их прежде всего к жизни на свободе – уже иных – преображённых благодатью Господней, приучая их жить пред взором Господним и ходить путями Его. Сам же Антон, как потом выяснилось, уже долгие годы шёл этим путём – сложным, тернистым, запутанным. Всегда непростым. Почти всегда – скорбным. Шёл, наверное, с детства. Неисследимы судьбы Господни и неисповедимы пути Его. Непостижимо богоизбранничество одних людей и их особое от Бога призвание и в то же время – предоставление других – самим себе.

Исповедник нашего времени 30.10.1979-15.08.2011
Исповедник нашего времени 30.10.1979-15.08.2011
Исповедник нашего времени 30.10.1979-15.08.2011

         Когда Антон умер, я вдруг с ужасом осознал, что ничего о нём толком не знаю. Есть просто такие люди, о которых и знать-то ничего не надо – рядом с ними чувствуешь себя настолько уютно и единодушно, что создаётся впечатление, словно знаешь этого человека всю жизнь. Так было и с братом Антонием. С ним было о чём помолчать. Что-то неизъяснимо главное роднило наши души, и слова при этом могли лишь вспугнуть Тишину – Вселенную, наполненную единым дыханием наших сердец. Стоящих у порога Богопознания. Стоящих у порога безмолвия Тайны. Тишина эта – Бог. Вот потому-то, наверное, мы так мало интересовались друг другом, потому что взоры наших сердец были направлены в одну сторону – мы взирали на Бога. Мы шли рядом этим путём… А когда смотришь в одну сторону, не видишь друг друга – просто знаешь, что рядом – брат, человек, единый с тобою, о котором известно столько же, как о себе. Это не просто слова. Я теперь знаю, о чём говорю – единство о Господе даёт высшее знание о человеке, с которым ты в Боге – един. Лишь потом понимаешь, что в этом Единстве ускользают подробности биографии, какие-то эпизоды из жизни, пустые слова, пустые рассказы о прошлом… Как потом выяснилось, таких близких Антону людей, оказалось великое множество – все те, кто были с ним в Боге едины, а многие из которых чрез него и пришли к познанию Бога. И, что интересно, - они, как и я, ничего о нём толком не знали. И это были самые близкие люди! Всё это меня до конца убедило в совершенном преобладании духовного единства над биографической информацией друг о друге.

         Я долго размышлял над житиями святых… ища параллели… интуитивно чувствуя единство богоизбранничества. Размышлял над предсказаниями о том, что последним святым придётся труднее, чем первым…Размышлял над измененьем времён…

Исповедник нашего времени 30.10.1979-15.08.2011
Исповедник нашего времени 30.10.1979-15.08.2011
Исповедник нашего времени 30.10.1979-15.08.2011

         Поехал к матери Антона Валентине Ивановне за его биографией. Необходимо было что-то понять… Слушал рассказы матери, вглядывался в фотографии… И понял главное: мы – поколение слепорожденных. Какое евангельское чудо – исцеление Христом слепорожденного. Чуть ли не центральное событие Нового завета. На вопрос учеников – за какой грех так страдал человек (он согрешил или родители его?), Христос ответил, что человек этот страдал слепотой не за грехи, а для славы Божией. Чтобы слава Господня свершилась на нём. И мы знаем, что ни страхи родителей, ни угрозы фарисеев уже не смогли заглушить силу проповеди исцелённого, чрез которую обратились многие… Воистину – торжество славы Божией!

         Родился Антон в городе Кривой Рог 30.10.1979.года. На стыке времён. Хорошо учился в школе, после восьмого класса поступил в экономический техникум, а по его окончании – в очень престижный тогда Институт народного хозяйства – филиал нынешней Киевской высшей экономической академии, где проучился несколько лет… Беда вкралась в жизнь незаметно… Незаурядная внешность (Антон был в свои восемнадцать фотомоделью и натурщиком для живописцев), одарённость поэта и музыканта, похвалы и восторги сделали своё дело – не имея точки опоры, которая единственно есть – вера Христова – тот краеугольный камень, на котором зиждется жизнь человека – Антон незаметно стал наркоманом – сначала ради поиска новых неземных ощущений, а потом – банально втянулся… Бросил в 1997 году ВУЗ, начал ниспадать по наклонной… Так продолжалось три года. Родители боролись, как могли – не помогало ничего. Мучения пришлось пережить нечеловеческие… Потом Антон вдруг сам сделал выбор – МОНАСТЫРЬ.

Исповедник нашего времени 30.10.1979-15.08.2011
Исповедник нашего времени 30.10.1979-15.08.2011
Исповедник нашего времени 30.10.1979-15.08.2011

         В местном криворожском Свято-Владимирском монастыре посоветовали отправиться подальше – в Глинскую пустынь, что в г. Сумы. Был 2000 год. Монастырь славился строгим уставом – был риск, что ТАКОГО не примут. Всё же рассказали чистую правду наместнику архимандриту Пантелеимону – и, о чудо! – приняли. Более того – наместник проникся к Антону особым отеческим чувством – опекал его и боролся за него, как только мог. Были срывы.  Уходил – возвращался, опять уходил, и опять возвращался… Адские муки соблазнов… огненный зев искушений… Поехал в Китаеву пустынь в Киев, пробыл с месяц, не удержался… Вновь вернулся в Глинскую пустынь – работал на лесоповале, молился, постился, страдал… Змий не разжимал свои кольца… Архимандрит Пантелеимон, оценив накал этой брани, в которой Антоний всё-таки устоял, взял его келейником и никуда от себя больше не отпускал – благословил изучать Устав, богослужебные книги, вникать в суть богослужения, учить церковное пение. Вскоре архимандрит Пантелеимон стал епископом, а Антония 19.01.2001 г. возвёл в сан иподиакона. Сам Владыка Ефрем прочил Антонию сан архимандрита. Всё было хорошо. Ничего не предвещало беды. Но она всё же стряслась.

         В конце 2002 года Антоний приехал домой встречать новый 2003 год. Новый год встречал дома с двумя друзьями, с которыми выросли вместе. Всё было нормально. Но брешь зазияла – проклюнулись в старом порочном кругу старые страсти – подвыпив, втроём, ограбили прохожего на 100 гривен. Милиция по каким-то признакам вычислила Антона. 22.02.2002г. его задержали. Потерпевший говорил, что их было трое. Кто сталкивался с подобной ситуацией, знает - насколько сверчеловечески трудно никого не предать. До сих пор, вспоминая хрупкого юношу с ясными настежь глазами, понять не могу, как всё же он устоял… Но он устоял! И – пусть это случилось даже во грехе – душу положил «за други своя». Криворожская тюрьма в простонародье называется «Бубликом» из-за соответствующей формы. Так вот, как там пытают и ломают даже самых крепких и закоренелых рецидивистов, знаю понаслышке из первых уст от многих людей, которые утверждали, что «не сдать на Бублике нереально». Антон так никого и не сдал. Пошёл по делу один, и вследствие этого, обозлив против себя суд и следствие, получил за 100 грн семь(!) лет. Необратимо потеряв в тюрьме часть здоровья, из-за чего вскорости уже на 80-й зоне заболел туберкулёзом.

В колонии усиленного режима №80 находится храм во имя св вмц Анастасии Узорешительницы. Повторяясь, замечу, насколько всё-таки явно выражено водительство св вмц Анастасией брата Антония, так и сохранившей его до конца в тюрьме под своим покровом, отправив из одного своего храма в другой (храм колонии №89, куда приехал Антон, заболев туберкулёзом, тоже освящён во имя св вмц Анастасии Узорешительницы).

         У Антона была одна особенность – обращать людей ко Христу. Самых разных. От закоренелых, ни во что не верящих преступников – рецидивистов, до – протестантских пасторов. У него было именно то «слово с силой», которой поражались все, слушающие Христа и сравнивающие Его «слово наполненное  властью» с теми мудрёными словами, которыми славились крючкотворы-книжники, фарисеи, садуккеи… все те, кто говорил от себя. Иное дело – сила слова, говорящего от Духа. Это – апостольский дар. Сам в беседах с Антоном не раз поражался – откуда у этого мальчика такая ясная и убедительная мысль, уложенная очень ёмко – в проникновенные до глубины сознания и сердца слова. В Евангелии сказано: судите учителей по плодам… Если бы кто увидел разнообразие людей на его похоронах, то вряд ли смог бы увязать их всех какими-то общими факторами. Все – очень разные. Но для каждого он находил какое-то самое важное, самое главное слово – именно то, предназначенное именно для этого человека – единственного и неповторимого. И человек, к которому обращено было это слово – чувствовал… Трудно постичь… ещё трудней оформить в слова… объяснить. Антоний Сурожский молился: «Спаси, Господи, нас – молитвами любящих нас…» Много молитв возносится – где-то явно, где-то – лишь в тайне сердца добрым воспоминанием (а это – тоже молитва, и Бог прочитывает даже малейший, ещё почти не оформленный в мысли намёк, лучик света, тёплый миг впечатления…) о брате нашем Антонии. Уже точно знаю – взаимно. Не раз обращался к Антону мысленно с просьбой поддержать мою немощную молитву и получал явную поддержку… Мы с ним при последнем телефонном разговоре, длившемся около часа (примерно за день до его отшествия), размышляли о тайнах жизни после жизни. И договорились обязательно встретиться. И не усомнились ничуть, что узнаем друг друга. И будем дружить уже в Вечности, воскреснув в телах… Уверен – так оно и будет.

Исповедник нашего времени 30.10.1979-15.08.2011
Исповедник нашего времени 30.10.1979-15.08.2011
Исповедник нашего времени 30.10.1979-15.08.2011

         Ещё в колонии №80 судьба свела Антона с неким Романом Анискиным – местным тюремным пастором  секты «адвентистов седьмого дня». Споры доходили чуть не до драки. Любая ересь горда. Но, кто сталкивался с неопятидесятниками или харизматами – знает – до какой степени. Я лично однажды во время «религиозной дискуссии» со свидетелем Иеговы заметил у него на губах выступившую белую пену, какая бывает у собак, больных бешенством. О глазах – вообще говорить трудно – бегают из стороны в сторону и расширяются, а всё тело приплясывает – да-да – именно приплясывает – человек во время «проповеди» просто впадает в такой возбуждённый мандраж, что просто не может спокойно стоять на месте. Впрочем, говорить спокойно – тем более. Понятно, что дух, движущий таким человеком во время «религиозного» спора – отнюдь не от Бога. И вот, представьте, что нане этот бывший сектант – православный монах, более того – священник – иеромонах Варлаам. При общении с Антоном в тюрьме, большая часть которого приходилась на наблюдение за его жизнью (в тюрьме – всё на виду), Роман вначале просто поверил Антону, увидев, что тот всей своей жизнью исповедует то, что проповедует, потом, как следствие, обратился в Православие, начал читать святых отцов, а потом – совершенно осознанно – принял святое Крещение, а по освобождении – поехал прямиком в Криворожский Свято-Владимирский монастырь, где и принял монашеский постриг с именем Никандр, а по прошествии времени был рукоположен во священники с именем Варлаам. Думаю, немного найдётся среди наших знакомых православных братьев и сестёр, силой своей проповеди и образом жизни, обративших сектантов в Православие, монашество и священство. Отец Варлаам до последнего вздоха был всегда рядом с братом Антонием – благо от монастыря до дома Антона – всего две автобусные остановки. Навещал его, исповедовал, причащал, соборовал… многие молились об исцелении… Но… как в притче об исцелённом Христом слепорожденном, непостижимыми являются и болезнь, и ранняя смерть Антония. Пути Гоподни неисповедимы… Благочинный Свято-Владимирского монастыря архимандрит Серафим сказал о случае с Антоном, что Господь так забирает лучших… Стоит вспомнить жизнь и смерть почти всех апостолов, Иоанна Предтечи, пророков и праведников.

         Также по рекомендации Антона были приняты в монастырь бывшие осужденные, которым некуда было идти после освобождения – Сергей Куренной, Сергей Кораблёв, Олег с 94 зоны (фамилию, увы, не помню). Приятно было их посещать в монастыре, видя их бородатыми, улыбчивыми, бодрыми, работящими… Отец Варлаам тоже всегда в опилках и стружке – трудится в деревообрабатывающей монастырской мастерской, изготовляющей изумительной красоты киоты, аналои, разную утварь вплоть до Царских врат… Однажды во время очередного посещения братии (Антон тогда уже с трудом дышал и ходил лишь с помощью палочки, но всегда использовал возможность посетить вместе с нами свой монастырь), Антон позвонил благочинному отцу Серафиму и попросил, чтобы пришёл пообщаться с нами кто-нибудь из монахов, на что тот ответил, а ты что, мол, не монах? Тогда не придал значения, но позже вспомнилось… свой монашеский выбор Антон сделал уже давно. Ещё в колонии я спрашивал его о планах на будущее, и ответ был всегда только один – монастырь. Сейчас думаю, может он был монахом тайного пострига, просто живущий дома в силу болезни? Хотя – какая разница?! Господь определяет монаха по сердцу. Сделал выбор в сердце своём в пользу монашества, пусть даже не успев его реализовать, Господь принимает намерение. Несомненно.

Умер Антоний 15.08.2011 года, в Успенский пост. Его смерть также похожа на Успение. Ведь само слово «успение» означает доспевание, дозревание, завершённость, совершённость, свершение… Он воистину «доспел», вызрел до органичного состояния единосущности с Царствием Божиим – Царством Божьей Любви – и вошёл в Него, как «подобное соединяется с подобным» по Писанию. Его мама говорила, что Антон мечтал умереть во сне. Так и случилось. Лицо его утром было безмятежным и ясным. А душа уже далеко… Так умирают праведники.

Отпевал его сам отец Серафим с сонмом монахов в центральном Свято-Владимирском соборе монастыря. Похоронили его на старом Бажановском кладбище – среди предков. Поставили простой православный крест. С двумя датами, а между ними – тире. Это тире – как линия жизни, пусть краткая, но с чётко обозначенным вектором – всецелой устремлённостью к Богу.

Маме завещал причащаться во все дни его поминовения, чтобы соединяться о Господе. А однажды приснился… мама спросила, мол, ну как тебе ТАМ, чем ты ТАМ занимаешься? На что Антон ответил, что складывает музыку из звёзд… Я долго думал над этим, и даже не будучи склонным верить снам, вдруг понял, что именно для творческой души Антона ничего не могло быть прекрасней, чем складывать музыку из звёзд. Какая Красота… Также завещал все его вещи раздать друзьям – книги, иконы, картины… Да-да, Антон был прекрасный художник и иконописец. Бог одарил его многими талантами, а он трудами их все приумножил, чтобы в итоге вновь вернуть Господину – отдать Богу в лице ближних – нас с вами. Мне досталась Антона гитара – мы, собираясь, играли и пели… Почти до последнего дня. Он вообще любил жизнь. И понимал её Красоту во всех её проявлениях – видя в ней – отблеск величия Божия.

А ещё нам всем, его братьям, друзьям, всем любившим его – досталось по бутылке вина. Его дед, когда родился Антон, зарыл бадью свежеприготовленного вина, чтобы вскрыть её на свадьбе Антона. Так и случилось. Его душа уневестилась Богу. А мы все – званные на этот пир. Как в притче о Кане Галилейской – последнее вино оказалось лучше первого. Ибо было освящено Самим Богом для уже высшего Небесного Пира.

Почивай с миром, брат. Молись вместе с нами ко Господу – тебе теперь ближе. Спасибо тебе за неизменное понимание и поддержку. И при жизни. И уже после жизни – в Жизни вечной. Есть ещё много переполняющих душу слов, которые рвутся наружу. Но это уже всё глубоко личное, тайное… Я скажу их тебе во время молитвы. Спасибо тебе.

Всех приглашаем на годовщину Антония 15.08.2012 г. съездить к нему на могилу, отслужить совместную панихиду в монастыре, потом просто посидеть в его доме с мамой, папой и братом. Я был недавно. Там – особый уют. И чувство такое, что Антон где-то здесь, где-то рядом, сейчас войдёт… и вместо слов просто посмотрит в глаза… Взором, источающим мирный внутренний свет… Когда слова уже не нужны.

Брат Антоний завещал на его могиле написать всего одну фразу: «Христос Воскресе из мертвых, смертию смерть поправ, и сущим во гробех Живот даровав».

Вся жизнь Антона стала воплощением этого гимна. Жизнь сложная, искушённая горнилом страстей и мукой борьбы. Жизнь, увенчанная Победой. Жизнью подытожившей жизнь. И понимаешь Писание, где говорится о том, что последние станут первыми. Воистину трудно, почти непостижимо, на уровне Божьего чуда – будучи слепорожденным, прозреть и повести за собою многих и многих… Приведя их вслед за собой ко Христу.

Когда подбирал название для этой статьи, на сердце легло: «Исповедник». У Лермонтова было «герой». Антон был не просто герой. Исповедник нашего времени.

 

 

 

 

С Любовью о Господе – р. Б. Александр.

 

 

 


  • Serafim25 декабря 2011 23:13

    Да, у Лермонтова был "Герой нашего времени", а Брат Антоний для всех нас стал исповедником нашего времени - именно нашего времени - со всеми его перипетиями и негараздами... Но все эти жернова сделали его только крепче. Более того - сделали его примером для всех нас: раз один из нас может такое, значит смогу и я. Неисчислимы, брат Антоний, твои заслуги пред Господом, ибо даже не будучи священником, ты привёл за короткий срок своей жизни ко Господу больше, чем некоторые из священников за всю жизнь. И привёл не откуда-нибудь, а из тюрьмы - почти из самой преисподней. Спасибо, брат, за то, что ты есть. Совершенно не поворачивается рука написать, что ты был. Ты есть и будешь с нами всегда. Мы тебя любим, и ты много раз доказал свою любовь каждому из нас, раздав себя всем нам без остатка. Срасибо Богу, даровавшему всем, кто тебя знает Встречу с тобой.

  • vostok196128 декабря 2011 10:12

    Сегодня же модератор разместит целую серию слайдов, собранных мамой Антона в рубрике "Фото и видео" - многое станет понятней.

  • klevcov15 января 2012 20:38

    Прекрасная статья о человеке с которым довелось в жизни познакомиться. Спаси Господи автора.

  • vostok19611 марта 2012 17:12

    Спасибо, Виталик... Это чудо Встречи даровано Богом.

  • Anika17 мая 2012 13:28

    «Братья мои, не тоскуйте о пище тленной, а желайте пищи духовной, которая насыщает и приносит жизнь вечную; и в этом – хлеб жизни, который Сын даёт всем, кто захочет принять его и вкусить от него, ибо Отец дал Сыну эту жизнь беспредельно».

  • vostok196111 июня 2012 13:37

    Спасибо, Аника! Похоже, я поспешил с упрёками насчёт предвзятого отношения к людям, побывавшим в заключении. К сожалению, я очень многих друзей и подруг потерял в силу устоявшихся в нашем псевдоблагополучном обществе стереотипов в отношении тех людей, которые побывали в темнице., лишь за одно это. И, хотя Христос заповедал обратное, очень часто люди, только узнав о том, что кто-то сидел, сжигают с ним все мосты... даже не пытаясь вникнуть в то, что Пути Господни неисповедимы, и Судьбы Его неисследимы... Господь каждому человеку уготовал свой путь... И в конечном итоге, подытоживая свой жизненный путь, редкий человек, мнящий себя праведником, на самом деле окажется таковым... В Писании сказано: "Ин суд человечий, ин Суд Божий..." И очень многие, осуждая других людей здесь на земле, вдруг неожиданно для себя сами окажутся осуждёнными в Вечности... Всего хорошего, Аника. Спасибо за попытку понять исповедническую жизнь моего брата Антония.

  • Dimi3iy13 августа 2012 14:34

    Спаси Господи! Отличная статья. Я сам лично был знаком с Антонием. Это был человек с большой буквы. Такие люди как он надолго, если не сказать - навсегда, остаются в памяти, в сердце. Скажу честно, иногда, в некоторых ситуациях я сам себя спрашиваю: "А как бы сделал или поступил Антон?". Он для меня как некий эталон. В нем я увидел настоящую, искреннюю веру в Бога, любовь к ближнему. Судьба его была тяжелой. Но он я не помню, чтобы он роптал или жаловался на что-либо. Помню как последний раз общался с ним. Звоню ему. Привет. Привет. Как дела? Нормально, умираю.... И в голосе его не было ни страха, ни жалости, ни негодования, ни упрека.. Мне даже показалась какая-то радость. Он радовался. Радовался что скоро умрет. Он верил, что для него настает Жизнь Вечная. Жизнь со Христом. В Которого он так искренне верил. И к Которому привел многих людей, в том числе и меня. Упокой Господи его душу.

comments powered by Disqus


Разработака сайта Red Star